Американская космическая «тарелка» — особой секретности…


Американская космическая "тарелка" - особой секретностиСколько можно писать о немецких “летающих тарелках” 2-й мировой войны? Это тему не трогал разве что ленивый и за последние 20 лет она набила вполне приличную оскомину в умах интересующихся пользователей всемерной сети. Поэтому хватит переливать из пустого в порожнее – есть масса других интересных проектов, известность которых намного ниже. Одним их них является LRV – Lenticular Re-entry Vehicle – разработка американских специалистов времен “Холодной войны”. Далеко не мирной направленности, разумеется.

Исследования в направлении создания “летающих тарелок” проводились в США ещё в 1940-е гг. и приносили неплохие результаты. Достаточно вспомнить самолёты V-173 и XF5U фирмы Vought, выполненные в виде дископланов. В послевоенный период произошел новый качественный скачок, связанный с бурным развитием ракетной и реактивной техники. Новый проект, условно обозначенный как LRV, разрабатывался фирмой North-American Aviation. Он оказался настолько многообещающим, что его сразу ужасно засекретили. Произошло это в 1959 году.

Американскими специалистами был предложен аппарат дисковидной формы, которая, как показывали расчеты, в наибольшей степени отвечала требованиям термостойкости. Тактико-технические параметры дископлана впечатляли. При максимальном весе 20411 кг этот аппарат должен был выводить на орбиту полезную нагрузку весом 12681 кг (!) включая вес ракет четырех ракет с ядерными боеголовками равный 3650 кг.

Внутри дископлана, имевшего длину 12,2 метра и высоту в центре 2,29 метра, располагались: спасательная капсула, жилой отсек, рабочий отсек, отсек вооружения, основная двигательная установка, энергетическая установка, кислородный и гелиевый баки. На задней кромке LRV располагались вертикальные и горизонтальные поверхности управления, при помощи которых после схода с орбиты осуществлялся управляемый спуск в атмосфере. Посадка самолетного типа осуществлялась на выдвижное четырехстоечное лыжное шасси.

Использовать LRV предполагалось следующим образом. В случае опасности дископлан выводится на орбиту с помощью ракеты-носителя Saturn C-3. Максимальная продолжительность полёта составляла 7 недель. За это время экипаж LRV должен был находится на боевом дежурстве и нести патрулирование в околоземном пространстве в полной боевой готовности. В момент получения приказа о нанесении удара дископлан переходил на более низкую орбиту и выпускал ракеты. Не исключалось также взаимодействие LRV и космопланов типа Dyna-Soar.

В задачу последних входила защита орбитального бомбардировщика и перехват вражеских спутников и противоспутниковых систем. После успешного выполнения задания экипаж мог покинуть орбиту в специальной посадочной капсуле (она же служила постом управления), оснащенной твердотопливным двигателем с тягой 23000 кг. Длина капсулы составляла 5,2 м, ширина – 1,8 м, пустой вес – 1322 кг, расчетный вес вместе с экипажем в режиме аварийной посадки – 1776 кг.

Время работы аварийного двигателя составляло 10 секунд, этого было достаточно, чтобы отвести капсулу от покинутого аппарата на безопасное расстояние, перегрузка при этом не превышала 8,5 g. Стабилизация капсулы после отделения от основного аппарата осуществлялась при помощи четырех раскрывающихся хвостовых поверхностей. После стабилизации капсулы сбрасывался ее носовой обтекатель и раскрывался расположенный под ним парашют, обеспечивавший скорость снижения капсулы 7,6 м/с.

Кроме того, в штатный комплект LRV входил также челночный аппарат, рассчитанный на двух человек. Он хранился в отсеке вооружения и предназначался для посещения беспилотного спутника с целью его технического обслуживания и ремонта. Для перемещения в пространстве челнок имел собственный ЖРД тягой 91 кг. В качестве топлива для основного двигателя тягой 907 кг, предназначенного для маневрирования и схода с орбиты, для двигателя челнока и двигателя беспилотного спутника использовались тетроксид азота N2O4 и гидразин N2H4.

Кроме того, это же топливо использовалось в двигателях ракет беспилотного спутника. Основной запас топлива (4252 кг) хранился в баках LRV, запас топлива в челноке составлял 862 кг, в беспилотном спутнике – 318 кг, в ракетах – 91 кг. Челнок заправлялся по мере выработки своего запаса топлива от основного аппарата.

При проектировании LRV предусмотрели сразу две системы энергоснабжения. Первая предназначалась для обеспечения работы потребителей в ходе вывода на орбиту и спуска – здесь применялись серебряно-цинковые батареи, позволявшие поддерживать пиковую нагрузку 12 кВт в течение 10 минут и среднюю нагрузку 7 кВт в течение 2 часов. Вторая должна была обеспечить энергией экипаж и агрегаты дископлана во время орбитального патрулирования. Тут прорабатывалось два варианта: на базе миниатюрного источника атомной энергии и на базе концентратора солнечной энергии типа “Sunflower” (“Подсолнух”).

При сходе с орбиты аппарат подвергается интенсивному нагреву. Расчеты показывали, что температура нижней поверхности при этом должна достигнуть 1100°С, а на верхней – 870°С. Поэтому разработчиками LRV были приняты меры по защите его от воздействия высокой температуры. Стенка аппарата представляла собой многослойную конструкцию. Наружная обшивка выполнялась из жаропрочного сплава F-48.

Далее следовал слой высокотемпературной теплоизоляции, уменьшавший температуру до 538°С, после нее располагалась сотовая панель из никелевого сплава. Затем шла низкотемпературная теплоизоляция, снижающая температуру до 93°С, а затем внутренняя обшивка из алюминиевого сплава. Носовая кромка аппарата с радиусом закругления 15 см была покрыта графитовой теплозащитой.

Как видим, проект был проработан весьма детально. Нетрудно представить сколько миллионов долларов было выделено на его развитие, однако в 1963 году проект закрыли. Причин для этого нашлось как минимум две. Прежде всего, не были отработаны требуемые технологии, как например атомный источник энергии и система пилотируемой посадки. Второй причиной стало закрытие программы Dyna-Soar, хотя даже без космопланов-перехватчиков LVR находился вне досягаемости советской системы ПРО, а противокосмическая оборона ещё не была создана.

О существовании космического бомбардировщика забыли больше чем на 30 лет, и только в 1997 году в печати стали появляться данные о нём. Полностью гриф секретности был снят только в 1999 году, после чего появилась статья в американской версии журнала “Popular Mechanic”. Первое время проект производил определенный фурор, но после объективной оценки возможностей американской промышленности и политической обстановки в мире шансы на реализацию LVR были минимальными.