Билет в один конец.


Билет в один конец. Космос.Это рассказ родился под впечатлением от таких фильмов, как “Район №9″ и “Через тернии к звездам”. Поначалу я собирался опубликовать что-нибудь из более ранних сочинений, но потом раздумал – сейчас они мне кажутся слишком “сырыми” и даже как-то по-детски наивными. Сюжет “Билета в один конец” специально оставлен незавершенным – будет продолжение. Определённые намётки у меня уже есть – осталось их только перевести в письменную форму.

Первый контакт с представителями другой цивилизации в конце 23 века виделся землянам в радужных тонах. Казалось бы, чего можно бояться в собственной системе, где на каждой планете имелось по нескольку баз и станций. Оказалось можно.

В последнюю предновогоднюю неделю 2289 года с постов на окраине стали поступать сообщения о приближении нескольких кораблей из внешнего космоса. Первые звездные экспедиции, находившиеся у Проксимы Центавра молчали, так что заранее предупредить Альянс не удалось. Видно, путь следования у пришельцев пролегал далеко от этой звезды.

Спустя несколько дней пять больших кораблей, шедших в сопровождении десяти более мелких, приблизились к Марсу. На запросы пришельцы не отвечали – их курс лежал ровно к Земле, что не оставляло сомнений об их дальнейших действиях.
Готовясь к агрессии Космофлот стянул к Земле все силы – 32 корабля различного типа, которые считались боевыми чисто номинально. Фактически это были “носители вооружения”, переделанные из транспортов и “челноков”, без какой-либо энергетической защиты. Поэтому, сражения не получилось.

Скорее это было “избиение младенцев”, со всеми вытекающими из этого для Космофлота результатами. Он просто перестал существовать. Сравнительно эффективными оказались только беспилотные корабли орбитальной системы безопасности, мощности которых изначально хотели применить на случай появления какого-нибудь крупного метеора. Так что, пришельцы отделались только “помятыми боками” и приступили к высадке на Землю…

Собственно, это была последняя информация, которую получил экипаж станции Омега-2, расположенной на астероиде Инесс. Это небесное тело в буквальном смысле болталось в поясе между Марсом и Юпитером, и потому было не замечено передовым отрядом пришельцев. Остальным станциям, располагавшимся ближе к планетам, повезло намного меньше.
Экипаж Омеги-2 должен было состоять из пяти человек, но постоянно работало на ней только трое: старший офицер, его помощник и инженер из гражданских. Третий улетел как раз перед вторжением, так что на астероиде остались двое самых стойких – старший офицер Сиамский в звании капитана и лейтенант Боул, который лишь месяц как поступил на постоянную службу в космический флот.

За эту неделю забот у них было…да практически не было. Жили они как полярники в Антарктиде, занимаясь рутинной работой, больше связанной с проверкой работы основных систем станции и снятия показаний с измерительных приборов. Последний транспортный корабль оставил им продовольствия на месяц, так что голодная смерть им не грозила. А вот отсутствие “челнока”, на котором можно было добраться хотя бы до ОМСа*, изрядно напрягало.

27 декабря, когда до конца смены осталось 12 дней, на Омегу-2 пришло первое сообщение с лунного ЦУПа** предписывавшее отключить все приборы и радары дальнего действия и сохранять полное молчание в эфире. После этого связь с Луной пропала. Было понятно, что станцию не хотят “светить”, но с какой целью оставалось не ясным. Ситуация разрешилась на следующие сутки, когда эфир наполнился позывными о помощи. Тогда и стало ясно, что земной цивилизации, возможно, скоро придёт конец.

********

Заняться на станции после отключения почти всего оборудования было просто нечем. Единственный включенный компьютер следил за состоянием систем жизнеобеспечения и напрягать его какой-то другой работой абсолютно не хотелось. Из развлечений остались только пустые дисплеи и ёмкость для очистки полированных поверхностей.

Через сутки ничегонеделания Боул предложил сыграть в шахматы. Настоящих шахмат на станции отродясь не водилось, так как никто не удосужился их сюда привезти. Проблема с доской решилась сразу – Сиамский взял в руки маркер и на девственно чистом белом полу аппаратной комнаты он сделал разметку. Сколько точно клеток должно быть в шахматах Сиамский забыл, поэтому первый вариант получился 6-ти полосным. Боул подсказал ему, что клеток должно быть несколько больше, иначе придется играть без ферзя и короля. “Вполне логично” – подумал капитан и довел общее количество клеток до 100. На вопрос “зачем так много?” Сиамский ответил “для разнообразия”, тем более, что он якобы слышал о попытках ввести 100-клеточные шахматы как стандартные.

С фигурами вышло сложнее – из деревянных предметов были только деревья в оранжереи. Сами понимаете, резать их на фигуры экипаж станции не решился. Альтернативный вариант заключался в использовании бумаги, но её но Омеге-2 тоже было немного. Быстрее всего были сделаны пешки, а вот вопрос с основными фигурами чуть не довел космонавтов до драки. Предстояло решить, чем заполнить “лишние” клетки.

По мнению Сиамского нужно было добавить пару ладей, в то время как Боул пожаловался на недостаток ферзей. Не мудрствуя лукаво старший офицер предложил вообще сделать только ферзей и устроить геноцид пешкам, после чего играть до тех пор, пока у соперника останется меньше трех фигур. Компромиссный вариант тоже оказался не слишком удачным. Сиамский выдумал новую фигуру под названием “центурион” и решил, что она должна ходить только вперед через одну клетку и с флангов на неё нападать нельзя.

Так от шахмат экипаж Омеги-2 скатился к шашкам. Сделать их было намного проще, так как вырезать кружочки из ферзей и пешек было удобнее, чем делать шахматные фигуры из бумаги. Стоклеточные шашки оказались занятием долгим, но интересным. Особенно увлекательным стал момент, когда Боул намекнул, что неплохо было бы как-то обозначать “дамки”. По решению старшего офицера их стали заменять кружочками красного цвета, но как-то так получилось, что “дамок” оказалось много, а бумага закончилась. Шашки тоже пришлось отложить до лучших времён.

Следующие двое суток экипаж Омеги-2 провёл в тренажерном зале, где Сиамский умудрился сломать гантель и сам чудом остался жив. Турник тоже долго не продержался, но выломанная “с корнем” перекладина послужила некоторое время битой в игре, которую Сиамский называл пингбол. Смысл её заключался в том, чтобы перекладиной отбить шарик от пинг-понга и тот угодил в стакан поставленный в дальнем конце зала.

В общем, так продолжалось около трех суток, пока не произошло удивительное событие.

********
То, что увидели Боул и Сиамский под конец третьей недели пребывания на станции, было поразительно. Огромный корабль пришельцев вошел в астероидный пояс, словно не замечая его. Поначалу мелкие астероиды и камни не причиняли ему какого-либо вреда, но по мере продвижения вглубь потока становилось ясно, что финал этой авантюры будет плачевным. Вот первый крупный астероид на огромной скорости врезался в корабль, начисто разрушив часть борта и заставив его вращаться. Складывалось такое ощущение, что инопланетный экипаж и не думает предпринимать действия для спасения своего последнего убежища. Практически тут же корабль сталкивается с другим астероидом – на этот раз досталось корме.

– Он не управляем. – прокомментировал Сиамский. – Они даже не пытаются использовать маневровые двигатели. Такое ощущение, что корабль просто дрейфовал и намеренно вошел в астероидный пояс.
– Странное зрелище. Я бы даже сказал – непонятное. – Ответил ему Боул.
– Ты хотел сказать – страшное?
– И это тоже. Нет ничего ужаснее, чем неотвратимая смерть, от которой невозможно убежать.
– Это для нас, землян. Хотя японцы предпочитают позору самоубийство.
– Действительно… – задумался Боул. – а ведь в этом есть рациональное зерно.
– Поделись догадкой. Не скромничай.
– А сам не догадался? – Боул повернулся к Сиамскому с весьма многозначительным выражением лица. – Они бегут!
– Бегут?! – у старшего офицера даже перехватило дыхание. – Выиграть войну и убежать? Ну это полный бред!
– Они не выиграли войну, Алекс. Сражение – безусловно. Но не войну.
– Ладно, тогда терять нам совершенно нечего. Надо вызывать лунный ЦУП, а там посмотрим.

********

Через сутки на экранах радаров показался небольшой объект. Он некоторое время кружил близ астероида, словно вынюхивая что-то, и только спустя полтора часа в эфире послышался голос пилота. Это был корабль с Земли.
– Омега-2, это патрульный корабль М-12. Вы живы? Ответьте.
– Живы. – выдохнул с микрофон Сиамский. – Причаливать будете?
– Ответ положительный. Посадочная площадка уцелела? Станция не повреждена?
– Нет. У нас всё в норме.
– Хорошо. Готовьтесь к встрече.

На патрульном катере прилетели двое – пилот, имя которого Сиамски и Боул так и не узнали, и офицер Космофлота по фамилии Макеев.
– Здравствуйте. – сразу он подал руку командиру станции. – Не ожидали вас увидеть. Живыми. Извините.
– Да ничего. – ответил Боул. – Проходите внутрь.
– Спасибо.
– Кофе будете?
– Кофе? Он у вас есть.
– Совсем немного. Я бы даже сказал на одну чашечку. Но взамен мы попросили бы подробно просветить нас о событиях прошедшей недели.
– По рукам.

История визита пришельцев, в официальной версии, была примерно такова. Много лет назад к Земле приблизился первый корабль-разведчик, который провел сканирование планеты и установил, что она полна полезными ресурсами, а атмосфера для инопланетной расы почти пригодна для обитания. Цивилизация землян показалась пришельцам очень примитивной, тем более, что все войны тогда велись при помощи мечей и копей. Земля была очень лакомым куском, но надо было спешить, ведь путь до родной планеты с досветовой скоростью был неблизким. Разведчик отправил сигнал и стал ждать прибытия своих сородичей.

Сейчас трудно сказать, что именно случилось с планетой пришельцев, но ясно было одно – с ресурсами у них было совсем плохо. Вероятно, им пришлось переселяться на другие миры, где их совершенно не ждали. Так что их путешествие к Земле было бы вполне оправданным, если бы не одно обстоятельство.

Пролетев с огромными трудностями несколько десятков парсеков, потратив массу энергии и потеряв в пути часть кораблей пришельцы было немало удивлены той скоростью, с которой земляне заполонили собственную звездную систему. Им ничего не оставалось, как согнать “аборигенов” с едва насиженных мест, разгромив их основные опорные пункты и уничтожив флот. Но тут их ждал другой сюрприз – за 700 лет с момента первого визита земляне настолько изменили облик Земли, что ни о какой колонизации не могло идти и речи.

Всё было ещё хуже – местных ресурсов осталось немного, атмосфера было окончательно испорчена вредными выбросами, а население выросло до 15 миллиардов. При таких условиях высадка обернулась бы полной катастрофой. Впрочем, первые два транспортных корабля попытались приземлиться, но сразу после посадки им устроили настолько “жаркий” приём, что их экипаж предпочёл сгореть заживо. Другие три транспорта и боевые корабли двинулись дальше…

– Вот, собственно, и весь рассказ. – закончил Макеев.
– А остальные корабли? Куда они ушли.
– Вот это была для нас загадка. Сначала мы думали, что они высадятся на Марсе и будут копить силы для новой атаки – сил-то у нас не осталось. Можно было голыми руками брать. Но всё произошло как-то нелогично. Два или три корабля пришельцев взяли курс к Солнцу и через некоторое время мы их потеряли. Остальные вошли в астероидный пояс.
– Прятались?
– Не знаю. В земном ЦУПе думали больше суток, потом решили послать за ними корабль. Терять-то было нечего. Кроме добровольцев.
– А добровольцами вызвались вы оба?
– Да. Нас ничто не держало.
– Я так понимаю вы оба не женаты? Близких тоже нет? Или это что-то идейное?
– Нет.
– Семья осталась на Земле?
– Их уже нет. Давайте пока оставим этот вопрос.
Боул понял, что затронул больную тему, но больше всего ему не хотелось теряться в догадках. Недоговоренность и полуправда иногда бывали хуже обмана, поэтому следующий вопрос был вполне логичным.
– Капитан, вы так не уточнили, что случилось с Землёй.
– А её больше нет. По крайней мере, в прежнем виде. – очень мягко ответил Макеев. – Я так думаю, что наши незваные гости настолько расстроились, увидев нашу планету, что после неудачной высадки принялись бомбардировать её энергетическими зарядами. А дальше были спровоцированы природные катаклизмы. Мы даже не смогли точно посчитать жертвы, но боюсь нас осталось не более нескольких миллионов.

Наступила полная тишина. Осмыслить столь большую потерю было невероятно трудно. Да, Земля загнивала и катилась в пропасть. Люди сами вырыли себе могилу, истощив её ресурсы, так что прибытие пришельцев можно сказать спасло планету от неминуемой гибели от руки человека. Тут у Сиамского возник другой вопрос – так были ли эти пришельцы свирепыми монстрами, жаждавшими крови людей.

Теория, которую изложил им капитан патрульного катера, могла быть не верна, или соответствовать правде только частично. Что если инопланетяне изначально не хотели уничтожать землян? Может их разозлило отношение людей к самим себе и родной планете? Видимо, этого узнать ему было уже не суждено.

– Вот ещё вопрос. Что стало с кораблем, прошедшим мимо Инесс?
– Он погиб. Столкнулся с двумя астероидами и разрушился.
– Пока мы тут с вами одни…- Макеев, видимо по привычке, обвел глазами комнату. – Хочу высказать вам своё мнение относительной нашей миссии.
– Будьте так добры.
– После ухода с земной орбиты у пришельцев оставалось около десятка кораблей, большей частью крупных. Нам выдали задание следовать за группой держась на максимально возможном расстоянии. У астероидного пояса корабли разделились. Куда они намеревались уйти было не ясно, но нам выдали приказ следовать за наиболее крупным из них.
– Ну, это не удивительно. – покачал головой Сиамский.
– Это не всё. Я так думаю – это был корабль-носитель.
– Носитель чего?
– Форм жизни. Инкубатор. Огромный космический инкубатор. Они хотели спрятать его здесь, но что-то не получилось.
– Позвольте я уточню. – снова вступил в беседу Боул. – Корабль был неуправляем.
– Они израсходовали всю энергию.
– А почему не взяли на буксир? Это же просто…
– Видно, мы знаем далеко не всё. Мне кажется, они знали, что это будет билет в один конец, так сказать. Им больше некуда было идти. – Макеев на несколько секунд замолчал. – Вы готовы к эвакуации? У нас не очень много времени.

********

Для сбора вещей много времени не понадобилось. Боул и Сиамский собрались буквально за несколько минут, прихватив только личные пожитки. Правда, капитан всё же взял с собой несколько кружочков от “шашек”.
– Зачем они тебе? – Боул был слегка удивлен, хотя сам собирал прихватить что-нибудь на память об Омеге-2.
– Чтобы помнить.
– Ты думаешь, такое можно забыть?
– Нет. Именно поэтому и взял.
Бросив прощальный взгляд на командный пост станции Сиамский заметил движение за обзорным иллюминатором – в районе гибели инопланетного корабля находилось как минимум два земных космических аппарата. Один из них перемещался достаточно быстро и мог быть разведчиком. Второй шел следом на малой скорости. От него периодически протягивались тонкие нити гравитационных захватов, цеплявшие небольшие обломки…

*ОМС – Орбитальная Марсианская Станция
**ЦУП – Центр Управления Полётами

Андрей Крумкач
21 марта – 25 мая 2010 года