Обзор фильма «Ikarie XB 1».


Ikarie XB 1В продолжении темы классики мировой кинофантастики представляю вашему вниманию обзор фильма “Ikarie XB 1”, снятого в 1963 году кинематографистами из Чехословакии. Этот фильм, в годы своего появления, был практически неизвестен советскому зрителю, а теперь он и вовсе окончательно всеми забыт.

Тем не менее, “Ikarie XB 1” можно смело считать если не эпохальным, то уж точно неожиданным и дерзновенным особенно для социалистической киноиндустрии. Если у вас после прочтения этой статьи возникнет желание просмотреть этот фильм основное внимание советую уделить именно сюжету. Любители кинофантастики западного образца, обожающие спецэффекты и активное действие (action) при минимальной актерской игре, вряд ли найдут в “Ikarie XB 1” что-то интересное.

В аннотации к фильму сказано, что его сюжет создавался по мотивам романа польского писателя-фантаста Станислава Лема “Магелланово облако”, однако уже с первых минут становится понятно, что между этими двумя произведениями общим является только коммунистическое будущего и некоторые технические особенности космических полётов 50-60-х годов прошлого века.

Действие фильма “Ikarie XB 1” происходит на одноименном корабле в июле 2163 года. Звездолёт с экипажем из 40 человек должен совершить первый межзвездный полёт и достигнуть звезды Альфа Центавра, где по расчетам ученых с Земли расположены по меньшей мере семь планет, на двух из которых возможна жизнь.

Из-за близости к звезде температура на их поверхности может равняться температурам на Венере, но исследователи космоса не теряют надежды найти там хоть какие-то признаки живых организмов.

 корабль отправляется в путь, стартуя с околоземной космической станцииИтак, корабль отправляется в путь, стартуя с околоземной космической станции. По форме звездолет напоминал лодку, или скорее американские броненосцы времен Гражданской войны 1862-1865 гг., обладая вытянутым корпусом и высокой надстройкой. В нижней части корабля располагались три отделяемые дисковидные ракеты со стыковочными капсулами шаровидной формы. Эти же ракеты служили основными двигателями звездолёта Ikarie XB 1.

Полёт на скорости близкой к световой будет продолжаться 15 лет, однако экипаж постареет всего на 28 месяцев. Судя по всему, из членов экипажа сей факт заботит только коммандера Макдональда, который принимал участие в проектировании звездолета.

На Земле у него осталась беременная жена Рена и к моменту его возвращения она будет почти взрослой. На прощание Рена просит Макдональда передать наилучшие пожелания Штефе – самой молодой девушке из экипажа. Это пожелание возникло не на пустом месте. В дальний рейс должна была отправиться именно эта семейная пара, однако из-за беременности жена Макдональда была вынуждена отказаться. Несколько позже коммандер узнаёт, что Штеффа тоже беременна и её ребенок станет первым родившемся не только в космосе, но и вне пределов Солнечной системы. Как оказалось, Рена умышленно уступила своё место в экипаже более молодой Штеффе.

Вообще сюжетная линия первых 15-20 минут фильма может показаться несколько скомканной и нелогичной. Режиссер и сценарист решили показать жизнь космического экипажа будущего, практически лишенного материалистических предрассудков. Нам показывают как бы “вырванные” сцены небольшого любовного романа между молодыми людьми, обед в общей столовой, занятия физкультурой и спортом, места для отдыха, отдельные рабочие моменты…

В общем плане всё это создаёт некую атмосферу идиллии. А вот британский критик Джон Бакстер дал такую оценку:

“Впервые, была показана жизнь на космическом корабле, впервые кино занялось такими вопросами, как развлечения в минуты, свободные от работы, анализируя их в футурологических категориях. Люди на этом корабле ходят на танцы, устраивают приёмы, моются, любят…”

Пожалуй, наибольшее впечатление на современного зрителя могут произвести именно танцы, на который собираются все незанятые на дежурстве члены экипажа. Напомню, что фильм снимался в начале 1960-х гг. и потому представления о том, как должны выглядеть женские наряды и мужские костюмы через 200 лет, были соответствующими. Женщины одеваются в пышные платья, согласно моде того времени, причем фасон практически одинаков, но сшиты они не единообразно. А вот мужчины наоборот – все одеты в однотипные черно-белые костюмы. Здесь никто не курит, не пьёт спиртное, не скандалит и вообще – люди ведут себя чрезвычайно прилично.

Из “излишеств” можно заметить только короткие ароматические трубочки, которые по всей видимости заменяют сигареты. Ну а танцы – это вообще верх немыслимого, с точки зрения современной молодежи. Хореографы тут уж постарались на славу, хотя вроде бы ничего особенного в них нет. Во время плавных движений партнеры не касаются друг друга руками (!) находясь на небольшом расстоянии, и уж тем более никто не лезет под юбку.

И вот, в самый пик веселья завывает сирена тревоги. Звездолет приближается к большому космическому телу неизвестного происхождения. Судя по массе в 25.000 тонн это может быть комета или метеор, случайно “забрёвший” сюда из системы Центавра. Впрочем, телескоп показывает совершенно другую картину. На пути Ikarie XB 1 показывается огромный космический корабль дисковидной формы.

Экипаж предполагает, что это может быть звездная станция пришельцев. Интересно, что на борту командирского мостика огромными латинскими буквами (высотой больше 10 метров) было написано название этого корабля, но экипаж Ikarie XB 1 этого почему-то не заметил. В любом случае, туда требуется послать экспедицию, поскольку корабль не отзывается ни одной из известных землянам радиочастот. Капитану предлагают отправить роботов, но Абаев настаивает, чтобы на возможный контакт с пришельцами пошли именно люди. Приняв это роковое решение решают отправить биолога Кубеша и пилота Херолда.

Совершая облёт на ракете космонавты обнаруживают, что внешняя поверхность обшивки имеет повреждения. Несмотря на опасность они причаливают к звездолёту. Внутри на стене видны цифры – становится очевидно, что корабль прибыл с Земли. Весь его экипаж был мертв, причем очень давно.

Если судить по костюмам в дальний космос отправились мужчины и женщины весьма состоятельные. Кубеш и Хелорд с удивлением обнаруживают в главной каюте деньги и драгоценности (как известно, при коммунизме они станут ненужными атрибутами), а также открытый баллон с газом “Guf Tigger”. По расположению тел складывалось впечатление, что капиталисты моментально погибли вместе с экипажем корабля.

На верхней палубе ещё горел свет – значит, там мог остаться кто-то из живых. Поднявшись наверх, космонавты с Ikarie XB 1 обнаруживают там капитана и ещё одного человека в военной форме, с ранением в спине. Теперь догадаться об участи этого звездолёта, который назывался “Tornado”, было несложно.

Этот корабль стартовал с Земли в 1987 году и, по всей видимости, служил временным убежищем для состоятельных людей, которые собирались переждать здесь лихие времена “Холодной войны”.

Не исключено, что “Tornado” мог достигнуть Альфы Центавра, до которой он не дотянул совсем немного, но в любом случае на корабле стали подходить к концу запасы кислорода. Капитан корабля и его помощник эту проблему решили просто. Они дождались общего сбора экипажа и пассажиров и, загерметизировав капитанский мостик, открыли в главной каюте баллон с отравляющим газом. Однако их расчеты оказались неверными и кислорода не хватило даже двоим. Тогда капитан убивает своего напарника, а затем погибает сам. Осознав ужас, который произошел на этом корабле, космонавты называют обитателей “Tornado” не иначе как “зверьё”, что вполне близко к истине.

Но самая страшная тайна “капиталистического” звездолёта скрыта на нижней палубе, где находятся ракеты с ядерным боезарядом. Обследуя этот отсек Кубеш своим магнитным ботинком притягивается к открытому люку в полу и случайно нажимает на рычаг пневматического спуска. Начинается процедура запуска при которой ракета оказывается раздавленной закрывающимся шлюзовым люком. Следует атомный взрыв – Кубеш и Хелорд не успевают добраться до своей ракеты и погибают вместе с кораблем и ракетой.

Экипаж оплакивает погибших исследователей, однако надо двигаться дальше. Для замены сгоревшей в ядерном пламени ракеты из резерва выводится запасная. Чтобы процесс замены прошел гладко на внешнюю поверхность звездолёта выходят два космонавта. Тогда экипаж Ikarie XB 1 ещё не догадывается, что корабль находится в сфере активного воздействия массивного тела, которое позднее определяют как Черная Звезда.

Эффект этого излучения ошеломляющий. Космонавты один за другим сваливаются с ног в непродолжительное состояние, определяемое как сон или обморок, поскольку процесс обмена веществ у них начал сильно замедляться. По приблизительным оценкам весь экипаж в скором времени должен войти в “коллективную спячку” на 60 часов. Перед этим радар засекает некую туманность, которая тоже может быть потенциально опасной.

Чтобы предупредить Землю к ней отправляют сигнальную ракету с сообщением об опасности. Опасаясь, что космонавты могут не проснуться, Макдональд решает развернуть корабль назад, но в последний момент перед “отключением” Абаев помешал ему сделать это. Управление полётам передают на это время Центральному Автомату.

И вот, по прошествии 45 часов, сон прекращается. Экипаж возвращается в нормальное состояние и недоумевает, почему зона Черной Звезды была пройдена столь быстро. Вероятно, вокруг Ikarie XB 1 было создано какое-то защитное поле, но как и почему? Всеобщая радость омрачается резким ухудшением состояния здоровья одного из космонавтов, выходивших в космос. Его лицо покрывается язвами и оспинами, также поражается кровеносная и центральная нервная системы.

Скафандры обеих космонавтов выглядят так, словно они обгорели при сильном пожаре. Но это полбеды – второй космонавт – навигатор Михал, до этого не отличавшегося выдержкой в общении с товарищами, сходит с ума и решает отключить автоматы, от которых зависят основные системы корабля. Он закрывается в двигательном отсеке и попытка открыть створки при помощи робота Патрика приводят к печальным последствиям, поскольку Михал успевает прихватить с собой “электрический пистолет” (так звучит это название в версии переводчика). К счастью, никто из экипажа не погиб, а пришедший на выручку Макдональд спасает и обезумевшего навигатора и корабль от верной гибели.

Концовка фильма чрезвычайно быстра и безмятежна. Звездолёт через 56 дней благополучно достигает Белой планеты. Загадка быстрого пробуждения разгадана. Оказывается, что инопланетяне создали туманность для защиты других кораблей от агрессивного влияния Черной Звезды и теперь Ikarie XB 1 может беспрепятственно достичь системы Альфа Центавра. Также происходит ещё одно радостное событие – Штеффа рожает вполне здорового ребенка. Напоследок зрителю демонстрируют огромный мегаполис, свидетельствующий о высокоразвитой цивилизации. В общем – все счастливы.

Собственно, на этом сюжет заканчивается. Определенные параллели между фильмом “Ikarie XB 1” и романом “Магелланово облако” конечно же присутствуют, но в остальном это два совершенно разных произведения. Сама идея “космического коммунизма” привлекает к себе внимание деклассированным обществом и полным отсутствием жажды материальных благ. Никакого гламура и роскоши, но всё красиво и стильно.

Хотя временами сюжет доходит до таких казусов, когда например во время 45-часового сна Центральный Автомат просит вторую смену не злоупотреблять фруктами (!) Как таковых, на корабле нет командиров и подчиненных. Капитан пользуется при управлении экипажем не властью, а личным авторитетом и богатым жизненным опытом. Как в романе, так и в фильме общество 20 века именуется не иначе как “горьким наследием прошлого”. И ведь есть от чего.

Если оставить сюжет и делать сравнение по уровню спецэффектов, то “ Ikarie XB 1” выглядит вполне достойно для того времени. Отдельно хотелось бы отметить декорации – тут уж наши чехословацкие коллеги не поскупились в буквальном смысле слова “наворотить” огромный пост управления, а также многочисленные коридоры, каюты и прочие отсеки. Для “Tornado” также создавался отдельный интерьер, как бы подчеркивающий весьма “ужатые” условия, в которых приходилось жить капиталистам.

Просвещенный зритель без труда заметит, что по декорациям фильм “Ikarie XB 1” напоминает небезызвестный “Forbidden planet”, вышедший семью годами ранее. Тут и специфический робот Патрик, и системы управления корабля, и внутренние помещения… Определенное сходство, вне всякого сомнения, имеется.

Отдельно хотелось бы отметить музыкальное сопровождение фильма. Композиции написанные Зденеком Лишкой (Zdeněk Liška) достаточно жестки по звучанию даже по современным меркам и в 1963 году откровенно синтезаторное звучание наверняка производило незабываемый эффект. Все музыкальные темы были записаны при участии оркестра под управлением дирижера Франтишека Белфина (František Belfín).

В советский кинопрокат “Ikarie XB 1”, по всей видимости, не выходил. По телевидению его тоже вряд ли показывали, а если и показывали, то очень давно, ещё в “застойные” годы. Насчет этого я точно не уверен, поэтому утверждать не буду.

ikar voyageА вот за рубежом фильм Индржиха Полака (Jindrich Polák) имел большой успех. На I фестивале фантастических фильмов в Триесте “Ikarie XB 1” получил Grand Prix – “Золотую Ракету”. В других странах название менялось на “Stříbrná kometa” и “Za 200 let koncem června”, а в международной редакции название корабля изменили на Icarus XB 1. В русскоязычной версии “Ikarie XB 1” сократили до “Икар-1”.

Англоязычная версия, появившаяся годом позже, немного отличалась от оригинала. Были переведены все титры, а продолжительность сократилась с 86 до 79 минут. На экраны кинотеатров США этот фильм вышел 24 ноября 1964 года под названием “Voyage to the End of the Universe” (“Путешествие к концу вселенной”), когда его купила компания American International Pictures.

Имя звездолёта также заменили на более романтичное и понятное западному зрителю “Green Planet”, а сцена с рождением ребенка, как и связанные с ней эпизоды, были полностью вырезаны. Также усилиями AIP была удалена сцена где экипаж узнаёт о реальном назначении неведомой туманности, которая защитила их корабль. Но самым главным изменениям подверглась финальная сцена, где показан инопланетный город – в версии для США звездолёт пролетает над небоскребами Нью-Йорка.

Этот символизм как бы должен был означал, что экипаж “Green Planet” прибыл из другого мира, а целью их полёта являлась именно Земля. В этом плане крайне хорошо вписывался в сюжет несчастный “Tornado”. Вот такая неожиданная концовка. С другой стороны, как иначе в 1964 году можно было показать американцам победу коммунизма во планетарном масштабе? Правильно – показав, что коммунизм возможен только на другой планете.

После большого успеха концептуальный фильм, который можно поставить в один ряд с советской кинолентой “Планета бурь” и американской “Forbidden Planet”, был на долгое время забыт. До реставрации дело дошло только в 21-м веке и в 2005 году вышла DVD-версия. Сейчас переведенная на русский язык она доступна на большинстве крупных торрентов.

Актерский состав:

Zdenek Stepánek – Владимир Абаев (капитан)
Frantisek Smolík – Anthony Hopkins (математик)
Dana Medrická – Нина Кирова (социолог)
Irena Kacírková – Brigitta
Radovan Lukavský – MacDonald (коммандер)
Otto Lackovic – Michal (координатор)
Miroslav Machácek – Marcel Bernard
Jirí Vrstála – Erik Svenson (пилот)
Rudolf Deyl – Ervin Herold – (пилот)
Jaroslav Mares – Milek Wertbowsky
Martin Tapák – Petr Kubes (биолог)
Marcela Martínková – Steffa (жена Wertbowsky)
Jozef Adamovic – Zdenek Lorenc (координатор)
Jaroslav Rozsíval – корабельный доктор
Ruzena Urbanova – Eva (историк)

Съёмочная команда:

Композитор: Зденек Лишка (Zdeněk Liška)
Художники по костюмам: Йосеф Добржиховский (Josef Dobřichovský), Гелена Леговцова (Helena Lehovcová), Ружена Гейскова (Růžena Hejsková)
Звукорежиссёры: Яромир Свобода (Jaromír Svoboda), Богумир Брунцлик (Bohumír Brunclík)
Архитектурное оформление: Ян Зазворка (Jan Zázvorka)
Директор картины: Рудольф Вольф (Rudolf Wolf)
Заместители директора картины: Людмила Тиковская (Ludmila Tikovská), Франтишек Ядерник (František Jaderník)
Ассистенты директора картины: Фердинанд Зеленка (Ferdinand Zelenka), Элишка Доубкова (Eliška Doubková)
Ассистент режиссёра: Иржи Ружичка (Jiří Růžička)
Помощник режиссёра: Гинек Бочан (Hynek Bočan)
Ассистент оператора: Олдржих Губачек (Oldřich Hubáček)
Хореограф: Франтишек Гальмазна (František Halmazna)
Фотограф: Мирослав Пешан (Miroslav Pešan)
Сложные трюки: Ян Калиш (Jan Kališ), Милан Неедли (Milan Nejedlý), Иржи Глупи (Jiří Hlupý), Павел Нечесал (Pavel Nečesal), Карел Цисаржовский (Karel Císařovský), Франтишек Жемличка (František Žemlička)
Ассистент архитектора: Богумил Дударж (Bohumil Dudař)
Дирижёр: Франтишек Белфин (František Belfín)
Автор английского текста: Ева Майклз (Eve Michaels)