Метан на Марсе: был и… сплыл?

Метан на Марсе: был и... сплыл? Весь научный мир взбудоражен новостью, поступившей из космоса: бесстрастный исследователь Красной планеты — Curiosity не нашел столь ожидаемых землянами следов метана в его атмосфере.

Отсутствие признаков этого газа не только не поставило точку в давно интригующей теме, но вызвало еще и новые вопросы.

Первым CH4 (метан) обнаружил зонд «Маринер-7», и было это в 1969 году. Правда, позже выяснилось, что назвать это открытием было преждевремнно, поскольку такими же спектральными характеристиками вполне могла обладать и замороженная углекислота.

Тем не менее, земное сообщество вновь услышало о марсианском метане — на этот раз в 2003 году, данные получил инфракрасный телескоп НАСА, установленный на Гавайях. Тогда — десять лет назад — этот факт стал сенсацией. При концентрации земного метана в 1750 ppbv он почти на сто процентов — биологического происхождения.

Отсюда логически вытекало, что источник марсианского метана — его собственные, доморощенные микробы. Исследователи вовсе не забыли, что газ может образовываться несколькими путями: извержение вулканов, разложение остатков растительного происхождения, геотермальная реакция и т.д.

Однако, ни один из них на сегодня не нашел подтверждения на Красной планете. Поэтому версия о наличии микробов-марсиан оказалась столь заманчивой. Более того — дальнейшие наблюдения показали, что содержание газа совсем неодинаково, если брать в расчет фактор сезонности и расположения.

Так, март 2003 года ознаменовался выбросами метана на Сабейской земле, Большом Сырте, в долине Нила и его максимальная масса, оказавшаяся в марсианской атмосфере, составила 19 тыс тонн. Наблюдавшиеся впоследствии колебания в показателях весьма удивляли ученых — то 10 ppbv, то 45 ppbv…

То есть, не только изобилие куда-то делось, но даже и те количества, что появлялись, не были постоянными. Это дало повод к сомнениям: а был ли он вообще — этот загадочный марсианский метан? Некоторые ученые заявляли, что концентрация газа замерена приборами на пределе возможностей, поэтому, дескать, не стоит брать их во внимание.

Огромные надежды возлагались на Curiosity, оснащенный совершеннейшей химической лабораторией, какие только были до сих пор на Марсе. Аппарат сел в кратер Гейла в 2012 году, и с того момента фактически все земное сообщество затаило дыхание: есть или нет?

Марсоход «подышал», проанализировал полученное и выдал результат: никаких признаков метана нет. Точнее, верхним пределом замеров стал показатель в 1,3 ppbv, что оказалось ничтожно мало. Это было неожиданно. После столь огромных выбросов, наблюдавшихся несколько лет назад, ожидалось хотя бы 6 ppbv.

В кратере же Гейла и вовсе ждали данных в пределах 15-30 ppbv. Да — метан не долгоживущий газ, но и исчезать мгновенно он тоже не может. Поэтому вопрос о процессах, «сжирающих» газ, остается открытым. Причем, механизм разрушения должен быть весьма мощным, учитывая накопленные сведения.

В итоге метаногенную микробную активность на Марсе пришлось поставить под большое сомнение. Однако, один из представителей Института космических исследований РАН, профессионально связанный с зондом «Марс-Экспресс», отметил, что даже учитывая множество появившихся вопросов как по астрономическим, так и по спутниковым данным нельзя спешить с окончательным «диагнозом» — работа проделана большая, задействована самая современная техника и методики, поэтому легко отмахнуться от всего этого нельзя. Нужно продолжать исследования.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *