Американский путь ракетной техники– начнем с проектов…


С историей создания первого искусственного спутника Земли, как общеизвестной, так и секретной, мы теперь знакомы очень хорошо. А что же американцы? Неужели в Соединенных Штатах этому вопросу не уделялось должного внимания? Оказывается – совсем нет. Американская программа запуска искусственного спутника была не менее насыщенной и интересной.

Если не считать многочисленных проектов космических кораблей 1910-1930-х гг., большинство из которых были далеки о реализации, впервые вопрос о вполне реальном полёте в космос обсуждался в марте 1946 года. Инициатором этого предложения формально были ВВС США (USAF), которые представили на рассмотрение подробный доклад “предварительный проект экспериментального научного корабля для полётов вокруг Земли”, ставший первым документом проекта RAND (сокращение от Research And Development, впоследствии это положило начало деятельности одноименной научно-политической организации). По большей части в этом документе рассматривались возможные проблемы, связанные с космическими полётами, и пути их решения.

Однако доклад содержал и явно политические заявления, направленные в первую очередь, на достижение США лидерства в сфере освоения космоса. В заключении комиссии, рассматривавшей доклад, подчеркивалась некоторая неясность перспективы космической деятельности, но два момента не вызывали сомнений:

  1. Космический аппарат, оснащенный соответствующим приборным оборудованием, по всей вероятности, станет одним из наиболее эффективных средств научных исследований ХХ века.
  2. Запуск спутника Соединенными Штатами возбудит воображение человечества и наверняка окажет влияние на события в мире, сравнимое со взрывом ядерной бомбы.

Кроме того, предусматривалось три варианта использования спутника: научные исследования, дальняя связь и военное применение. Последний вариант был воспринят военными благоприятно по вполне понятным причинам – космический аппарат будет способен нести разведку или наносить удары из космоса вне действия зенитной артиллерии и ракет ПВО того времени.

Итак, начало было положено.

Ровно за семь лет до старта советского спутника – 4 октября 1950 года, американский ученый Кечкемети в рамках проекта RAND представил исследовательский меморандум “Ракетный аппарат – спутник Земли: политические и психологические проблемы”. Автор пространно развернул описание возможных последствий запуска спутника и их влияние на общественность, национальную безопасность и мировую политику.

Доклад подоспел очень вовремя – в воображении американских военных того времени уже рисовались проекты орбитальных станций нагруженных атомными бомбами и эскадрильи спутников разведки. Всё это могло быстро привести к новой войне, на этот раз атомной, что поставило бы само существование Земли под вопрос.

С этими выводами было трудно не согласиться, поэтому учитывая тот факт, что в СССР также велись работы в том же направлении (причем несколько быстрее) президент США Дуайт Эйзенхауэр разумно оценил опасность преждевременных шагов по милитаризации космоса, тем более что средств для этого у США тогда просто не было.

В июле 1955 года со стороны Соединенных Штатов последовала инициатива провести акцию “Открытой небо”, что позволило бы открыто фотографировать советским и американским самолётам объекты с обеих сторон, но по понятным причинам это предложение со стороны СССР поддержки не нашло.

Спустя год, 8 мая 1956 года, Совет национальной безопасности (СНБ) рассмотрел документ “практического действия” №1545 (пункт “b”), где было рекомендовано продолжить политику, изложенную в решении СНБ №1520, и обеспечить постройку и запуск нескольких искусственных спутников к 1958 г. В это же время часть сотрудников, работавших над отработкой разведывательного оборудования для высотных аэростатов, была переведена на проект WS-117L, имевший целью создание военного разведывательного спутника…

Тремя годами ранее профессор Фред Зингер из Университета штата Мэрилэнд, выступая на 4-м Международном конгрессе по аэронавтике, заявил, что США имеют все возможности для запуска космического аппарата, сокращенного названного MOUSE. Это название не переводилось как “мышь”, а являлось аббревиатурой от Minimum Orbital Unmanned Satellite of Earth(Автоматический искусственный спутник Земли с минимальной орбитой).

В своем докладе Зингер представил проект трехступенчатой ракеты со спутником, несущим полезную нагрузку. Непосредственно спутник представлял собой шар весом 45 кг с научным оборудованием, который стабилизировался в полёте осевым вращением. Орбита MOUSE должна была проходить через оба полюса Земли на высоте 300 км с предполагаемым периодом обращения 90 минут.

Двухполюсная орбита была выбрана не просто так. По замыслу Зингера информация о полёте должна была записываться на медленно движущуюся магнитную ленту (со скоростью записи 5 см\мин), а приём информации планировалось осуществлять следующим образом – над полюсом поднимался самолёт и по его сигналу включался передатчик спутника. Таким образом, вся информация записанная на ленту передавалась бы за 5 минут, после чего запись стирается и записывается вновь.

Проект Зингера произвел сильное впечатление, однако у военных, в ведении которых находилась разработка спутников, были свои планы.

Весной 1954 года Комитет по космическим полётам американского ракетного общества представил различным ведомствам сразу несколько проектов спутников. Этими разработками заинтересовалось RAND и уже 25 июня был проведено заседание с участием не только военных специалистов, но и известных ракетостроителей. В Вашингтон приехали Вернер фон Браун, профессор Зингер, профессор Уиппл, Дэвид Янг из фирмы Aerojet и многие другие.

На повестке дня стоял вопрос – можно ли создать в ближайшее время искусственный спутник Земли и вывести его на 320-км орбиту. Профессор Браун заявил, что решение вопроса можно ожидать уже в 1955-1956 гг., так как у него имеются данные о положительных испытаниях ракет “Redstone”, которые можно использовать в качестве первой ступени, и наработки по ракетам “Loki”, связку которых можно было применить как ускорители.

Тут стоит отметить, что ракеты типа “Redstone” являлись прямыми потомками знаменитых А-4 (V-2), прошедших глубокую модернизацию и измененных почти не неузнаваемости. Как можно догадаться, их первоначальным назначением было нанесение ударов по объектам противника в глубине его территории, для чего на ракете в 1951 году установили ЖРД XLR-43 (серийное обозначение А-6), созданный путем масштабного увеличения двигателя V-2 до уровня тяги 34 тс (75 тыс фунтов) в течение 110 сек. Как и у прототипа, компоненты топлива — жидкий кислород (окислитель) и этиловый спирт (горючее) — подавались в камеру сгорания посредством ТНА на перекиси водорода. В качестве средства наведения использовалась система управления ST-80, выдававшая команды на исполнительные органы — графитовые рули, установленные в струе истекающих из сопла газов, и воздушные рули на концах крестообразного аэродинамического стабилизатора.

В отличие от A-4 боеголовка “Redstone” (термоядерный заряд W-39 мощностью 2,5 мегатонн) отделялась от ракеты и при входе в атмосферу стабили¬зировалась с помощью четырех собственных воздушных рулей.

Опытные изделия были построены в Редстоунском арсенале; серийное изготовление велось корпорацией Chrysler (г. Стерлинг-Хайтс, шт. Мичиган).

В рамках программы летно-космических испытаний до мая 1958 года было выполнено 37 стартов, из них непосредственно по программе “Redstone” – двенадцать. ракеты этого типа были развернуты в Европе до 1964 г., после чего их сменили более компактные и подвижные твердотопливные комплексы “Pershing”.

Заявление фон Брауна, а также высказывания других специалистов, получили одобрение и в скором времени представители ВМС США посетили Редстоуновский арсенал, чтобы ознакомиться с его возможностями. Проект с этого момента получил название “Project Orbiter”. По согласованию НИУ ВВС и начальником артиллерийского управления армии руководителем проекта был назначен капитан 2-го ранга Джордж Гувер. Казалось бы, эта разработка будет иметь успех и первый запуск “Orbiter” был предварительно назначен на лето 1957 года, но 29 июля 1955 года пресс-секретарь Белого Дома заявил, что в космос отправиться спутник, созданный по программе ВМС “Vanguard”. Официально “Project Orbiter” был закрыт 5 августа.

В статье использованы материалы из книг:
tvsh2004.narod.ru – “О первом искусственном спутнике Земли США”
А. Первушин “Битва за звезды. Ракетные системы докосмической эры”, АСТ, Москва, 2003 г.
И.Б. Афанасьев и А.Н.Лавренов “Большой космический клуб”