Орбитальная эпопея США – проект Лофтина.


Орбитальная эпопея США – проект ЛофтинаИдея космической орбитальной станции, начатая ещё Вернером фон Брауном, нашла своё продолжение в более реальном проекте. Несмотря на высокую технологическую сложность обладание таким важным преимуществом над Советским Союзом заставило американцев сильно поднатужиться. Так, в начале 1958 года, специалистами из научного центра в г.Лэнгли (Langley) был принят к разработке проект орбитальной станции с экипажем на борту.

Для решения возникающих вопросов и практических исследований под руководством NACA был образован комитет Гоэтта (Goett Committee). На первом заседании научной группы, состоявшемся 25-26 мая 1959 г., каждый из собравшихся выступил с индивидуальными предложениями. На изложение своих мыслей отводилось 10-15 минут и наиболее грандиозные перспективы за столь короткое время удалось обрисовать Лари Лофтину (Larry Loftin).

Он предложил NACA создать не просто обитаемый космический аппарат, способный действовать на орбите долгий период, а построить полноценную космическую станцию с причалом для транспортных ракет с Земли. Проект носил условное название AMIS (Advanced Man In Space) и должен был обладать возможностью самостоятельно коррекции орбиты и скорости перемещения.

Таким образом, предполагалось наличие собственной двигательной установке, контролируемой экипажем, и навигационной системы. Это также облегчило бы стыковку к станции транспортных кораблей многоразового использования. В частности подразумевалось, что для этой цели будут использоваться космпланы типа Х-20. Для этих космических аппаратов также предусматривалось наличие специального парашюта, с помощью которого можно было бы совершить более мягкую посадку.

Так что, у аналогичной идеи для космоплана Х-38 был намного более ранний предшественник. Впрочем, чем закончилась история с Х-20 всем прекрасно известно.

Лофтин желал придать орбитальной станции многофункциональный характер. Например, её отсеки можно были бы приспособить под медицинские лаборатории для исследования человека в условиях долговременного пребывания в космосе.

Или же NACA могло использовать станцию для отлаживания новых навигационных систем или исследования новых материалом или силовых установок. Третий вариант предусматривал установку мощных телескопов и тогда станция превращалась в космическую обсерваторию. Впрочем, оптические приборы можно было использовать не только для исследования космоса – место телескопов могло занять оборудования для изучения метеорологической обстановки на Земле, а также для геофизической и военной разведки. Характерной особенностью проекта стала искусственная сила тяжесть, которая достигалась бы за счет вращения самой станции.

В целом, проект Лофтина получил хорошую оценку и многие из комитета действительно считали, что его реализация будет лишь делом нескольких лет. Но очень скоро у NACA и военных появились совсем другие приоритеты – в 1960 году Советский Союз произвел несколько успешных запусков искусственных спутников с животными на борту и вот-вот должен был состояться запуск в космос космического аппарата с человеком на борту…

Тем не менее, работы по орбитальной станции продолжались. Проект предполагал конструкцию в виде равнобедренного гексагона (шестиугольника). Здесь должны были находится научно-исследовательское оборудование и жилые отсеки. Внутри него находился отдельный блок кольцевидной форме, где размещалась энергетическая установка. С основной частью он соединялся тремя длинными галереями тоннельного типа.

Пытаясь адаптировать проект под новые веяния Лофтин предложил использовать его станцию для исследования Луны и других планет. Но самое главное – на ней мог находится экипаж из 2-3 человек в течении нескольких недель. Теоретически это позволило бы несколько сэкономить на запусках разведывательных спутников, которых с каждым последующим годом требовалось всё больше и больше.

Повторное рассмотрение проекта состоялось в конце 1959 года и завершилось вполне ожидаемым результатом. NACA и военное ведомство сошлись во мнении, что проект получился слишком сложным для текущего момента, а его реализация потребует значительных финансовых вложений. В общем-то, Лофтин и сам понимал, что его космическая станция пришлась не ко времени. Позднее он уточнял, что в 1959 году никто особо и не надеялся на постройку и вывод в космос столь технически сложной конструкции. Главной задачей стояло исследование возможностей как научного коллектива, так и самих заказчиков.